Запись на прием к врачу4.jpg


70 лет Победы

Судьба семьи в судьбе страны

08.05.2015 08:47:00

Известный советский писатель К.Паустовский мудро заметил, что слова «родня» и «Родина» - родственные и имеют общий корень во всех смыслах этого слова. И это так. Судьбоносные годы Великой Отечественной подтвердили: «счастье общее и горе общее у моей земли и у меня». В судьбе каждой семьи, как в капле воды, отразилась судьба нашей страны – труженицы, терпеливицы, победительницы. Я расскажу вам о судьбе одной семьи, обычной, каких миллионы в России, сотни в Отрадном. 



Глава I. Отец. Василий Алексеевич
      Семья Потаповых, о которой пойдет рассказ, жила тогда в Большой Малышевке. Средняя семья и по количеству детей – трое – и по достатку: отец был тракторист, мать – домохозяйка.
      Почти в каждой российской семье есть какое-то воспоминание, какая-то особенная реликвия, чем гордятся, рассказ о которой передают из поколения в поколение. Есть такой раритет и в семье Потаповых. Это фото.
       В 1939 году отца, Василия Алексеевича, как лучшего тракториста, послали в Москву на сельскохозяйственную выставку. Там он был награжден орденом «Знак Почета». Награду вручил Председатель Совета Министров, всесоюзный староста М.И.Калинин. А потом награжденные сфотографировались – «на память» - с членами Правительства. Эта фотография до сих пор – уже четвертое поколение! – бережно хранится в семье. Всмотритесь в фото: 5-й справа в 3 ряду это Потапов Василий Алексеевич. А во втором ряду – И.В.Сталин, М.И.Калинин, Молотов, Микоян…, короче, главные из Правительства страны.
     Может ли кто похвастаться подобным фото? Думаю, что нет. Поэтому оно реликвия. 
     По возвращении из Москвы Василий Алексеевич пошел «в гору». Это и понятно:  орденоносец. А еще дело свое он знал хорошо и технику любил. На 2 года отправили в Богдановку механиком, а перед самой войной он вернулся в Кротовку, где стал директором районной МТС. Несколько раз ездил в Москву. И старший сын его, Сережка, вспомнит, что однажды отец привез гостинцы: чемоданчик «пиленого» сахара и детский автомобиль с педалями.  Отца семья видела редко. Все окрестные колхозы: Черновский, Мухановский, Первомайский и др. – обслуживала техника отцовской МТС. Ответственность была огромная да и спрос жесткий, и отец пропадал на работе сутками.
      И вдруг война. Отца вызвали в райком и уведомили, что у него бронь, потому что хлеб растить надо кому-то. Но отец попросился на фронт. Ему было тогда 33 года. Так что это был не порыв души, а твердое осознание беды, что пришла на его  землю. А защищать землю, дом, семью должен был – это исстари велось на Руси – мужик. А когда спросили, ну а как же семья, он ответил: «Государство не оставит. Да и у всех сейчас так». И ушел на фронт. Вот как вспоминает об этом его сын, Сергей Васильевич, которому тогда было 7 лет: «В Кротовке была чайная. Мать сдавала туда молоко, а за это нам давали готовый кофе. Стою я с чайником. Вдруг заходят мужики и говорят: «Вы что же? Отец ваш на войну уходит, а вы здесь стоите». Мы бросили все и побежали на вокзал.
     Тогда мимо Кротовки ходил поезд «Уфа – Москва». Этим поездом мы отца и проводили. Кто-то из знакомых сообщил бабушке в Большую Малышевку, и она прибежала. Четыре километра бежала, еле успела. Помню: стоит отец на перроне. А на груди у него орден «Знак Почета», тот самый. Стал он его отвинчивать, а тот ни в какую. Так и ушел на фронт с орденом. Поезд тронулся. Все бегут за вагонами, плачут, кричат. Мама тоже побежала. А отец показывает ей на нас троих, как будто говорит: «Ты куда бежишь? Вон кто с тобой остается». А еще помню там, на вокзале, отец сказал мне: «Старшим остаешься. Не обижай». Мне было тогда семь лет. 
     Больше мы отца никогда не видели. Сначала от него приходили письма. Писал, что служит неподалеку от Ладоги. Так впервые в нашу семью пришло слово «Мга» - город на территории Ленинградской области. Чем были эти письма для нас? Я был мал. Радость была: «От папки письмо».   А для матери они были всем, жизнью были. Она очень отца любила. Она была  безграмотная. Прочитают ей письмо, она завернет его в чистую тряпочку и идет в Б.Малышевку, бабушке Ольге показать и пересказать письмо. 
В одном из писем отец писал: «Повторяться не буду. Воюем. В прошлом письме я вам  сообщал, что меня наградили». Чем наградили отца, мы не знаем. Попытки узнать об этом после войны ни к чему не привели. Это и понятно. Наверное, пропали документы полка, где служил отец, в тех страшных боях под Ладогой. А потом пришла «похоронка». 

Глава II. Сын Сережа. Сергей Васильевич
    Мать осталась с нами троими. В 1942 году родился четвертый - Василек, Василий Васильевич. Вот ведь как бывает: отца немцы убили, похоронка лежит, а его самый младший только родился. Maть одна нас поднимала. Держали корову, молоко продавали. Этим и жили.
    В 1942 году я пошел в школу. Это железнодорожная школа в Кротовке. После уроков мы работали в с.Подгорном. Чаще всего дергали за плугом свеклу и чистили ее. Дров не было. Потом ходили на железную дорогу. Машинисты чистили топки паровозов, а мы собирали в ведра уголь, который еще не прогорел, и несли домой: им и топили голландку. 
    Еще летом отец заработал на трудо-дни много зерна. После ухода на фронт товарищи отца помогли получить часть хлеба. 
     Я насыпал ведро зерна в мешок, садился на поезд и ехал до Георгиевки. Там на элеваторе мололи. Из ведра зерна получалось 8 кг муки. Из нее и пекли хлеб. Когда на отца пришла «похоронка», нам стали платить пенсию - 202 рубля: по 50 рублей на ребенка, а 2 рубля за то, что семья многодетная. Много это или мало? Ну, как сказать. Буханка хлеба на рынке стоила тогда 200 рублей. А некоторые семьи вообще пособий не получали. Особенно те, у кого были без вести пропавшие.
     Вот, например, мой дядя, Иван Михайлович Щелоков, был призван в 1941‑м году из Мелекесского райвоенкомата. Веселый был человек, хорошо на гармони играл и пел. Тогда же, в 41-м, он пропал без вести. Где? Как? А кто его знает. До сих пор никаких следов. Так вот его семья стала получать пособие по потере кормильца только с 1943 или 1944-го года. 
      А весной 1946-го у нас беда случилась: приготовили мы картошку на семена, а ее у нас украли. Все. Сажать нечего. А это голод. И никто помочь не может, нечем. 

Начало. Окончание в следующем номере

Зоя Голубева


 
Текст сообщения*
 
22.06.2017 10:17:00 Вечная память и вечная слава павшим в годы войны

Сегодня утром, 22 июня, в сквере Победы прошел торжественный митинг, посвященный Дню памяти и скорби

22.06.2017 08:48:00 22 июня - День памяти и скорби

Обращения

22.06.2017 08:43:00 Мы словно побывали на войне

В Отрадном показали виртуальную выставку «Жизнь», посвященную Великой Отечественной войне

11.05.2017 13:58:00 И.А.Емельянцев: «Я вернулся на родину спустя 74 года»

Ветеран войны после 45-ти лет, прожитых на Украине, вернулся в родные края

11.05.2017 13:42:00 И закружил нас «Майский вальс»

9 мая на импровизированном танцполе городской площади прошел IV городской фестиваль «Майский вальс»