Запись на прием к врачу4.jpg


Общество и культура

Достоинство и честь

24.02.2012

Подготовив вопросы нашему собеседнику, спешим к нему на встречу. Казалось бы, все продумано до мелочей: о чем и в какой момент нужно спросить, и даже какие акценты можно расставить. Однако не тут-то было. У подполковника запаса Сергея Витальевича Учайкина, оказалось, есть свой собственный сценарий беседы с журналистами. 

«Для меня, – говорит Сергей Витальевич, – очень важно в самом начале статьи поздравить всех военнослужащих Российской армии, ветеранов Вооруженных Сил и ветеранов Великой Отечественной войны с наступающим праздником – Днем защитника Отечества. Во все времена наш народ любил армию. Как сказал кто-то из великих: «У России есть только два настоящих друга: его Армия и Военно-Морской флот». Этим все и сказано. Искренние поздравления подполковника Учайкина адресованы и его бывшим сослуживцам по 793 отдельному транспортно-боевому вертолетному полку, который до недавнего времени базировался в с. Кинель-Черкассы. «Я здесь прослужил более 15 лет, обрел много друзей, хороших знакомых – настоящих профессионалов своего дела. Полк наш был в своем роде уникальным. Мы летали на самом большом и мощном вертолете МИ-26. И такие сложные задачи выполняли: помогали в народном хозяйстве, боролись с наводнениями. Да разве все перечислишь? И если бы не расформировали наш полк, то мы еще очень долго работали на благо обороноспособности нашей страны». (В этих словах чувствуется сожаление, которое подполковнику запаса не удается скрыть от журналистов - прим. ред.). Коренной житель Кинель-Черкасс, Сергей Витальевич учился в сельской школе №2. В 1973 году поступил в Саратовское военное авиационное вертолетное училище, а через несколько лет, в 1976-м, его закончил. После этого началась доблестная военная служба, летная работа, насыщенная и очень интересная, которая продолжалась в течение 38 лет. Как и каждому военному, С. В. Учайкину пришлось поколесить по стране и за ее рубежами. Сначала Московский военный округ, потом Прибалтика, после этого служба в группе советских войск в Германии. В 1984 году судьба забросила в Забайкалье. Есть такой город Могоча, расположенный в 500 км восточнее от Читы. – В то время я знал: раз мои друзья в течение четырех лет выполняют свой долг в Афганистане, то скоро придет и мой черед, – говорит Сергей Витальевич. – Так и случилось. Меня направили в город Кунгус в Северном Афганистане. Это была настоящая мужская работа. Главная задача – поддержание мира. Завоевать или захватить – такой цели никто не ставил. Мы просто помогали афганскому народу. Наши инженеры строили там дороги, тоннели, гидроэлектростанции. А мы, по возможности, все это охраняли от бандформирований. Приходилось, конечно, и воевать. 

 – Вы с такой легкостью говорите обо всем этом, как будто о мирной будничной жизни… 
– Я не политик, а военный, профессионал до мозга и костей, и привык выполнять приказ. Где трудно, тяжело, – там всегда были вертолетчики. Приходилось высаживать десант, увозить раненых, подвозить продукты и просто переправлять людей, спасать сбитые экипажи – и много чего еще. 

– Как спасали людей, Сергей Витальевич? 
– Допустим, в какой-то район мы выходим заранее. Где-то боевая авиация наносит бомбоштурмовой удар и при этом сбивает наш штурмовик. Мы видим, как военный прыгает из вертолета. Наша задача – взять его в кольцо, чтобы он не попал в плен и его не убили. Встаем в круг и провожаем до земли, пока он не приземлится. Потом подсаживаемся, забираем, взлетаем и уходим на аэродром. Ну, постреливают по нам, конечно. Без этого никак нельзя. 

 – Легко как-то Вы об этом говорите… 
– Ну, это нелегко, конечно. Тот человек, который говорит, что не бывает страшно, просто лукавит. – А приземлиться везде могли? – Практически да. Наш вертолет Ми-8, на котором мне приходилось летать, при определенной тренированности экипажа позволяет выполнять посадку в горах на ограниченной площадке. 

 – Сколько места для этого нужно? – пытаюсь докопаться до сути.
 – Участок пятьдесят на пятьдесят (метров, естественно). Бывало, винт вертолета вращается, а до препятствия – дерева, например, остается расстояние буквально 2 метра. Размах винта – 21 метр. Вот и считайте. В горах летать было очень сложно, так как трудно определить скорость и направление ветра. Дует он как-то непредсказуемо. Ты думаешь, что заходишь на посадку против ветра, а он в любой момент может измениться и, как говорят, поддуть. Бывало настолько тяжело, что приходилось делать свое дело, скрипя зубами. В 1985 году закончился срок командировки в Афганистан, но спустя три года, в 1988 году С. В. Учайкину вновь было предложено выполнить интернациональный долг. – Недовыполнил, наверное (смеется – прим. ред.). Вообще-то такое явление было в порядке вещей. Самое неприятное в данной ситуации то, что начался вывод войск, люди уходили из Афганистана, а мы, наоборот, отправлялись туда. Но что делать: приказ есть приказ. В пекло так в пекло. Обстановка там изменилась очень сильно. Вывод шел полным ходом, и боевых действий никто не вел. Мы нужны были, чтобы вывозить людей и ценности. В Афганистане работало очень много наших специалистов. В частности, был газово-перегонный завод, где трудились 600 наших соотечественников. Страна была заполонена американскими зенитно-ракетными комплексами «Стингер», и участились случаи сбивания наших вертолетов. А в ночное время, или днем, когда мы летали на крайне низкой высоте (как однажды пошутил мой товарищ – преступно-малой высоте), применять «Стингеры» против нас им было крайне трудно. Нередко приходилось высаживаться на дороге, чуть освещенной фарами автомобилей, чтобы взять раненых и убитых после обстрела нашей колонны душманами. Забирали людей и летели в госпиталь или напрямую, в Советский Союз. «Сам погибай, а товарища выручай, – этот девиз звучал постоянно, и он не был пустым звуком. Официально вывод войск завершился 15 февраля. Мы же оставались там еще неделю. И я своими глазами видел последнего солдата, покинувшего Афганистан. Это был командующий 40-й армией генерал Громов. Мы как раз дежурили и взлетели в этот момент, чтобы обеспечить его безопасность. Когда вернулись домой, были по-настоящему счастливы. Ведь война закончилась, нас больше никуда не отправят и значит, не убьют. Потом шло время, я служил в западной группе войск в Германии. После того, как я вернулся сюда, в Россию, жизнь проходила очень насыщенно, интересно: много было полетов, тренировок. Обучали молодых вертолетчиков, проводили интересные учения. А в 1995 году – снова командировка, но теперь в республику Ангола в составе войск ООН. На протяжении не одного десятка лет там шла гражданская война. С одной стороны воюет проамериканская УНИТА, с другой – просоветская МПЛА (партия труда), которая находится у власти. Для предотвращения войны туда ввели войска ООН, среди них уругвайцы, индусы, даже англичане. Ну, а мы обеспечивали их с воздуха. В общем, делали всю ту же работу, только без оружия, потому что мы – миротворцы, или, как нас называли, «голуби мира». Ангола – очень интересная страна! Новые люди, необычные лица – завораживало все. Даже земля. Краснозем – необыкновенно плодородная почва красного цвета. Из помидора выжимаешь семечки, бросаешь в ямку, и растение принимается. Запомнилась Ангола и ночными полетами. Чтобы забрать раненого или больного, приходилось сажать вертолет на неизведанных площадках, совершенно для этих целей неподготовленных. Поскольку медицинское обеспечение было только в столице – Луанде, то от нас во многом зависело, выживет ли человек. После выздоровления каждый из спасенных старался найти русских вертолетчиков и каждый говорил, что будет о нас молиться своим богам. В 2006 году состоялась новая командировка по линии ООН в Судан. Здесь было, прямо скажем, потруднее. Ближе к экватору, к пустыне Сахара, гораздо жарче и в прямом, и в переносном смысле. А через год, в 2007-м, в День авиации в торжественной обстановке Сергею Витальевичу вручили орден «Красной звезды»… Чтобы награда нашла героя, понадобилось более 18 лет. Хотя еще от начальника штаба С. В. Учайкин слышал, что перед выводом войск из Афганистана его и товарищей представили к ордену. Но в конце 80-х он так и не получил его. «Летчик жив – полет удался, – улыбается Сергей Витальевич. – Думал, значит, не судьба уже… Тем более, один орден «Красной звезды» у меня уже был: мы спасли тогда два сбитых экипажа во время первой моей командировки». Говорят, ветераны боевых действий, зная о том, что были представления, вышли на В. В. Путина в 2006-м году и попросили разобраться в этом вопросе. Тогда по его личному указанию пересмотрели все архивы и нашли документы. Теперь Сергей Витальевич говорит: «Свою награду я получил, благодаря Путину». 

P. S. 
Вертолетный полк в с. Кинель-Черкассы расформировали, служба закончилась, но сила и здоровье у С. В. Учайкина есть, а значит, и будет возможность применить свои умения и навыки не на войне, а в мирной жизни.

Беседовала Юлия Андриевская


 
Текст сообщения*
 
17.09.2019 13:27:00 Благодарность человеку труда

На День нефтяника работник ЦППД Е.А. Баяновская была награждена Благодарностью Министерства энергетики России

16.09.2019 12:04:00 Выявлено ли превышение ПДК?

Сотрудники МКУ «Экология г. Отрадного» по плану провели маршрутное наблюдение по Первомайской, 63 и возле ж/д вокзала

10.09.2019 16:26:00 «Команда XXI века» встретится во второй раз

II Форум работающей молодежи будет посвящен 75-летию Победы в Великой Отечественной войне

06.09.2019 19:50:00 Награды - достойным!

29 августа в ДК «Россия» состоялось награждение лучших работников Центральной группы месторождений

06.09.2019 18:42:00 С Днем нефтяника, товарища!

29 августа в отрадненском ДК «Россия» чествовали работников нефтяной и газовой промышленности