Запись на прием к врачу4.jpg


Общество и культура

«Шел в атаку яростный 41-й год... »

09.10.2014 09:17:00

Разве погибнуть ты нам завещала,
Родина?
Жизнь обещала, любовь обещала,
Родина.
Разве для смерти рождаются дети,
Родина?
Разве хотела ты нашей смерти,
Родина?
Пламя ударило в небо! - ты помнишь,
Родина?
Тихо сказала: «Вставайте на помощь...»
Родина.
Славы никто у тебя не выпрашивал,
Родина.
Просто был выбор у каждого:
Я или Родина.
Роберт Рождественский,  
«Реквием»

Был ли у нас выбор?
      Выбора не было. О каком выборе можно говорить, если нацистский план захвата Советского Союза «Барбаросса» предусматривал уничтожение 65% украинцев, 75% белорусов, а от 143 миллионов русских должно было остаться только 14.
       О каком выборе можно вести речь, если около 6 миллионов до зубов вооруженных солдат и офицеров вермахта и их европейских приспешников, поддерживаемые 5000 боевыми самолетами, 4500 танками, 48 000 орудиями и 200 боевыми кораблями, перешли западную границу Советского Союза, поверив Гитлеру, что «Россия созрела для гибели».
      Выбирать нам не приходилось. Мы просто должны были защитить свои семьи, свой дом, Россию. Для нас, русских, это было так же естественно, как дышать. Это было свойством нашей русской натуры, русского характера.
      Не помню точно, кто из современных писателей, кажется Ю.Никитин, сказал поразительные слова: «Есть слово «свобода». Но нам, русским, ближе понятие «воля». Свободу можно подарить, продать, купить. А воля – она у нас в крови. Она заложена в нас генетически».
      И это правда.
       «Братия и дружина! Лучше убитыми быть, чем полоненными (пленниками) быть», - так обращались в Древней Руси русские князья к своим воинам - дружине - перед боем.
      «Нет такой силы, которая поработила бы нас!» - с этими словами народное ополчение под предводительством Минина и Пожарского вымело с нашей земли польское нашествие.
      «Никто не думал о том, хорошо ли или плохо будет нам под французами. Все знали одно: под французами нельзя быть», - свидетельствует о настроении русского населения во время французского нашествия 1812 года Лев Николаевич Толстой в романе «Война и мир».
      С древнейших времен мы не стремились к захвату чужих земель, но и свою не отдавали.
      В этот раз все было намного серьезнее. Вопрос стоял не только о захвате наших земель. Стремясь к мировому господству, фашисты ставили целью уничтожение России как государства, русских - как нации.
        Трехглавое фашистское чудовище с немецкой четкостью определило направления нашего уничтожения.
        Голова первая - группа армий «Север» - должна была уничтожить наши войска в Прибалтике, захватить Балтийский флот, нейтрализовать Северный флот и, выйдя на Ленинград, стереть город с лица земли.
       Голова вторая - группа армий «Юг» - обязана была разбить части Красной Армии на Украине и подготовить плацдарм для броска на восток через Донбасс и на Кавказ. 
       Голове третьей – группе армий «Центр» - было приказано разгромить советские войска в Белоруссии и через Минск и Смоленск выйти на Москву, сравнять нашу столицу с землей и, взорвав плотины на ближайших реках, затопить Москву, создав на месте ее рукотворное море.
      Так был ли у нас выбор? Выбора не было. Было ясно одно: стоять до конца, биться до последнего. 

«Кто хоть однажды видел это, тот не забудет никогда»
      23 июня 1941 года наши войска получают приказ: «Остановить врага, вторгнувшегося на нашу территорию и разгромить его».
       Но выполнить этот приказ было невозможно: большая часть Красной Армии была втянута в тяжелые, кровопролитные бои. Взаимодействия между армиями наладить тоже не удалось. Немецкая авиация бомбила непрерывно. Фашистские войска, оставляя в своем тылу отдельные очаги сопротивления, стремительно двигались на восток, рассекая наши соединения.
       Непоправимой трагедией обернулось положение советских войск восточнее Минска. Вражеские войска замкнули кольцо – и 11 наших дивизий! - более 150 тысяч человек! - оказались в окружении в районе г. Новогрудки. Небольшая часть красноармейцев вышла с боями из окружения, часть ушла в партизаны, но большая часть бойцов и командиров была взята в плен или погибла.
       Немцы продолжали нас теснить. Несмотря на большие потери, гитлеровская армия 27 июня взяла Лиепаю, 1 июля – Ригу, 9 июля фашисты ворвались в Псков.
И все-таки мы не сдавались. На западных рубежах Красная Армия задержит продвижение фашистов на восток на 3 дня.
       Нас бомбили с самолетов, мы, голодные, разутые и безоружные, тонули, отступая, в белорусских болотах, попадали, беспомощные, в фашистский плен. Но сопротивление советских войск только усиливалось.
       23 июня 3 наших механизированных корпуса под командованием генералов Д.Рябышева, К. Рокоссовского и Н. Фекленко нанесли контрудар фашистам в районе Луцка. Здесь произошло крупнейшее с начала войны танковое сражение. В течение недели шли непрерывные бои.
      Советские танкисты шли напролом, не жалея ни технику, ни себя, задержав продвижение врага на целую неделю. Нам с высоты сегодняшних дней кажется: ну что такое «задержать врага на 3 дня», «на неделю». Мелочь по сравнению с 1418 днями этой великой войны.
      Но мелочей на войне не бывает. За 3 недели боев фашисты потеряли на нашей территории своих войск больше, чем за 2 года в Европе. И враги почувствовали разницу. Они двигались на восток, а в их тылу, истекая кровью, сражалась Брестская крепость и с боями пробивались к своим бойцы погранзастав и воины окруженных армий.
       Они взяли Минск – а под Оршей, Ровно, Гродно - наши солдаты, попавшие в окружение и ставшие партизанами, пускали под откос их составы с боевой техникой и живой силой. Да, у нас - это не в Европе. Вот как пишет об этом начальник генерального штаба вермахта генерал И. Гольдер:
24.06.1941 г.
«… следует отметить упорство русских соединений в бою. Партизаны взрывают себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен».
28.06.1941 г.
«Сведения с фронтов подтверждают, что русские сражаются до последнего человека, лишь местами сдаются в плен. Часть русских сражается, пока их не убьют».
29.06.1941 г.
«… сопротивление фанатически сражавшихся войск противника было очень сильным, что вызвало у нас большие потери».
     Это строки из личного дневника Гольдера, найденного после войны. Там он говорил правду.
      А 3 июля во время доклада Гитлеру он умолчит о трудностях и потерях немецкой армии и завершит доклад словами: «Не будет преувеличением, если я скажу, что кампания против России была выиграна в течение 14 дней».
      Эти слова были бальзамом на самолюбивую душу Гитлера, и на следующий день он на совещании подведет итог: «Практически противник уже проиграл войну».
       И генералитет вермахта, приняв эти слова за указание, срочно начал разработку плана по возвращению немецких войск в Германию по случаю полной победы над Советским Союзом и расчетом сил, оставляемых на завоеванной и оккупированной ими территории. Вот как! И не больше и не меньше! Это нас-то? За 14 дней? 
      Ну, ребята, вы были безнадежными наивными идиотами вместе со своим Гитлером. Неплохо было бы, идя на нас, для начала выучить хотя бы три эти русские пословицы: «Спешка нужна только при ловле блох», «Цыплят по осени считают», «Русские медленно запрягают, но очень быстро ездят».

На смоленском направлении
       Итак, 4 июля 1941 года фашисты решили, что война кончена. А мы, по большому счету, ее еще не начинали. Мы отступали. Отступали с боями, поливая своей и вражеской кровью опоганенную врагом родную землю. А 14 июля советское командование преподнесло гитлеровцам «сюрприз». Ночью над Оршей небо взорвалось. Такого фашисты еще не видели. Огонь лил с неба. Это нанесла удар по наступающим врагам батарея реактивных минометов, которой командовал капитан И.А. Флеров. Это дебютировали наши знаменитые «катюши».
      Появление «катюш» вызвало переполох в стане врага. Вспоминает ветеран И.Я. Ильяшенко: «В небо поднялись огненные стрелы. Все покрылось дымом и огнем. Мы заняли высоту, почти не встретив сопротивления: так чисто «сыграли» «катюши»…
       На высоте не осталось даже следов вражеских окопов: все было перепахано. В глазах уцелевших немцев был испуг. Они так и не оправились после залпа «катюш».
       Но, к сожалению, реактивных установок было очень мало. Они не решили главных проблем на смоленском направлении. Начались изматывающие бои. Мы отступали. 
      Вот как об этом писал Константин Симонов:
Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди,

Как слезы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали: - Господь вас спаси!-
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой Руси...

     22 июля немцы захватили Смоленск и с этого плацдарма начали бомбардировку Москвы.
      Но события начали развиваться не по гитлеровскому сценарию. 23 июля войска Западного фронта нанесли врагу удар в районе Рославля. Им навстречу двинулись вырвавшиеся из окружения армии М.Лукина и П.Курочкина. И 27 июля мощным ударом наших войск фашисты были отброшены на запад, а Красная Армия заняла северную часть Смоленска. Большинство наших войск, попавших в окружение в районе Смоленска – Ельни, вырвалось из вражеского кольца. В конце августа фашистская группировка под Ельной была разгромлена, и над городом взвился красный флаг.
        Гитлеровские войска понесли такие тяжелые потери, что стали называть этот район «кровавой печью».
30 июля гитлеровское командование впервые с начала войны вынуждено было принять решение: армиям группы «Центр» прекратить наступление на Москву и перейти к обороне.
      Но большего и мы сделать не могли и перешли к обороне.
      10 сентября 1941 года Смоленское сражение закончилось. Оно длилось 2 месяца. Попытка фашистов с ходу прорваться к Москве не удалась. Это была победа.
      За стойкость, мужество и за отвагу в обороне и наступлении 228 бойцов и командиров Западного фронта были награждены орденами и медалями. Четверо воинов получили высокое звание Героя Советского Союза.
      А четырем дивизиям было присвоено звание «Гвардейские».
     Так, 18 сентября 1941 года на подступах к Москве родилась советская гвардия.

Оборона Киева
      Стремительно развивалось продвижение немецких войск и на юге . К началу июля, используя численное преимущество, войска вермахта прорвались к Житомиру, а оттуда нанесли тяжелый танковый удар в направлении Киева. 
      Взять Киев – мать городов русских -  им не удалось:   советские солдаты стояли насмерть: «Вперед!» -  и снова в бой. И шли на танки в лоб с винтовкой образца 91-го года. Да, да. Знаменитые винтовки Мосина образца 1891 года все еще были у нас на вооружении. И тем не менее. Отошедшие к Киеву наши войска вместе с бойцами народного ополчения остановили фашистов. Огромную помощь в этом противостоянии оказали войска 5-ой армии генерала М.И.Потапова. Они ударили в тыл наступающим на Киев немцам, а слева их поддержала 26-я армия генерала Ф.Я.Костенко. Танковая фашистская махина остановилась. 70 дней до зубов  вооруженные солдаты вермахта ни на шаг не придвинулись к столице Украины. 
      Южнее Киева события сложились трагически. Немецким войскам при поддержке румынских армий удалось рассечь наш фронт в районе Бердичев – Могилев-Подольский, а отброшенные от Киева танковые соединения ударили нам в тыл и окружили в районе Умани. 
      Неделю бились наши дивизии в окружении…. По некоторым сведениям при защите Киева под Бердичевым - Уманью – Лохвицами погибли и попали в плен около полумиллиона наших воинов. Вечная им слава!

Но силы были неравны
       Еще один страшнейший танковый удар  нанесли немецкие дивизии, переброшенные на Днепр из-под Смоленска. В районе г. Лохвицы в окружении оказались три наши армии. Жесточайшие бои продолжались до 27 сентября . Командующему Юго-Западным фронтом Герою Советского Союза М.П.Кирпоносу предложили ночью улететь на последнем самолете. Он отказался. Настоящий Солдат, он сражался со своими воинами до последнего и погиб с оружием в руках. 
      26 октября неподалеку от украинского села Леплявы, прикрывая выходящих из окружения  товарищей, смертью храбрых погиб корреспондент газеты «Комсомольская правда», детский писатель, автор любимых всеми повестей «Чук и Гек», «Р.В.С.», «Тимур и его команда» - А.Гайдар.
      Беспримерный подвиг в боях за Киев совершила наша землячка (окончила Чкаловскую летную школу в Оренбурге) Екатерина Зеленко. На своем СУ-2 она была атакована семью фашистскими «мессершмиттами» -  и приняла бой. Она сбила один «мессер», другой – таранила…
       Уже после войны в честь Героя Советского Союза Екатерины Зеленко астрономы вновь открытую малую планету назовут Катюшей.
       По некоторым сведениям, при защите Украины в 1941 году погибло около двух миллионов наших солдат. Земля этой древнерусской колыбели обильно полита нашей кровью. Может быть, и поэтому так больно за все то, что происходит на Украине сегодня. У земли своя память.  У людей – своя.

От автора
      У каждого пишущего человека две основные проблемы: нехватка времени и места на газетной полосе. У человека, пишущего о войне, вторая проблема становится болью. Ну как, как на 2-х газетных страницах рассказать о самом трагическом времени в истории нашей страны, наших семей – 1941-ом?
      Как уместить на 8-ми газетных колонках сотни событий и судеб, героических, трагических и обычных человеческих! 
      Я в долгу перед жителями Одессы и нашими воинами, защищавшими этот прекрасный, близкий всем город,  ставший после войны городом–героем.
       Я в долгу перед защитниками легендарного Севастополя, где каждый дом был бастионом и твердыней. Я в долгу перед моряками Черноморского флота, которые под градом пуль и снарядов до последнего  вывозили детей из осажденного города, а потом сошли с кораблей и показали фашистской сволочи, что такое русский советский морской десант.
      Я в долгу перед защитниками Ленинграда, хотя и писала уже о блокаде. Перед ленинградцами мы все в долгу.
      Я в долгу перед моряками и летчиками Заполярья, которые разили врага, охраняли караваны союзников, поставляющих так необходимые нам продукты и вооружение. Именно отсюда, с северо-запада, советские самолеты в 1941-ом летели бомбить Берлин.
      Я в долгу перед летчиком Борисом Сафроновым, сбившим 25 самолетов врага и погибшим в неравном бою.
       Я в долгу перед летчиком Алексеем Хлобыстовым, сбившим 31 фашистский самолет и трижды таранившим самолеты врага. 
      Я в долгу перед летчиком Захаром Сорокиным, который таранил самолет врага, посадил свой истребитель на лед и задушил двух спустившихся на парашютах фрицев, а потом неделю полз по льду к своим. И снова летал, только уже без ступней, и сбил еще 6 «мессеров». Его называют северным Маресьевым.
       Я в долгу…
       Мы все в долгу неоплатном. Навечно.
       Очень хотелось бы вслед за Р. Рождественским сказать: «Вспомним всех поименно…» 
       Не получится.
       В боях за нас, за нашу землю в 1941 году погибли более 3 миллионов человек…
       Есть только одно средство оплатить этот долг – память.
       Пожалуйста, помните!

Зоя Голубева


 
Текст сообщения*
 
21.10.2020 11:52:00 Если не режиссер, то повар

Татьяна Бурнаева, шеф-повар ООО «Лагвица», трудится в школьной столовой. Мы встретились с ней накануне ее профессионального праздника

14.10.2020 20:12:00 В помощь мамам - бабушка

Темой встречи участниц городского клуба «Мамы - мамам» стало обсуждение реализации социального проекта «Дари добро-2»

10.10.2020 14:37:00 «Гвардеец ДОСААФ» - лучший в тактической игре

Это показал финал XIII областных военно-спортивных соревнований «Отчизны верные сыны»

08.10.2020 10:29:00 Налоговика не боятся добросовестные

Так считает Т.В. Голованова, ветеран  налоговой службы. В свое время она была заместителем руководителя Инспекции МНС России по г. Отрадному

01.10.2020 15:21:00 Жизнь и время в стоп-кадре

А.А. Есипов увлекся фотографией в 10 лет, сейчас ему 70, но хобби он не бросил. А пользователи Интернета с интересом "следят" за его камерой