Запись на прием к врачу4.jpg


Общество и культура

Люди бегут от войны, горя и расправы

02.10.2014 15:54:00

В памяти Татьяны Апполоновой и ее сыновей  след оставили война в Афганистане, гражданская война в Таджикистане. Появилась метка и о событиях в Украине: ее сын Женя несет службу на Гуковской таможне Ростовской области. Татьяна Михайловна недавно вернулась из поездки в приграничный район России. 



Главная профессия – быть человеком
       От голода гражданской войны 20-х годов прошлого века   бежали Прибыковы из Челябинска к родственникам  в Термез, но хозяйничавшие там басмачи расправились с дядей Татьяны, а бабушка едва не стала рабыней афганского бая. 
       Восточная мудрость гласит: «Чтобы создать оазис, не нужны землетрясения». Вряд ли кто возразит против этой истины. Только благодаря совместному труду русских, таджиков, узбеков за полвека Средняя Азия превратилась в цветущий край, где сады и виноградники чередуются с хлопковыми полями. 
       «Это рай! Какие сады, особенно гранатовые… Представьте невысокие деревца, усыпанные громадными плодами – вкусными, сочными. Поражает даже не их обилие, а то, как они растут. Каждый такой «шар» висит на длиннющей плодоножке. Это так напоминает новогоднюю елку», - вспоминает Татьяна Апполонова, дочь советского офицера-пограничника, участника Великой Отечественной войны Михаила Прибыкова. 
        В 70-х  еще сохранялось хоть и относительное, но спокойствие: моджахеды не особо совались за Пяндж, а кто проникал за «кордон», чаще всего оказывался в руках военных. Но оазис приказал долго жить, как только край стали трясти басмачи второй половины 20 века: они заняли господствующие высоты  на афганском берегу, и разбойничьих троп наркоторговцев стало появляться все больше и больше: река превратилась в «горящую черту».
         Следом разразилась девятилетняя афганская война, с которой не вернулись свыше четырнадцати тысяч советских солдат и офицеров. А десятки тысяч, пройдя через этот коварный ад, пришли домой израненными и искалеченными. Есть среди них, наверное, и те, кто помнит свою спасительницу -  хрупкую сестричку Таню.
       Иной раз слышишь, что распад СССР был бескровным, но ведь это не так. Особенно полыхало в среднеазиатских республиках бывшего Союза.  В Таджикистане не без участия науськанных США местных «демократов» и моджахедов был свергнут президент, посыпались адресованные русским угрозы: «Ты, русский пограничник, – иди домой. Для моджахеда ты мишень живой».
       Но русские не ушли, и часть Евгения Апполонова до 2006 года оставалась на границе, когда, российские военные передали охрану рубежей ВС Таджикистана. Женю перевели на Гуковскую таможню Ростовской области.
      Татьяна с мамой Зинаидой Яковлевной и младшим сыном Юрой, как и сотни других соотечественников, приросших к Средней Азии корнями, продав за бесценок квартиру в Душанбе, бросив нажитое, перебрались в Самарскую область.
       Татьяна и сегодня такая же стойкая и отзывчивая на чужую боль, какой была в юности. Кто бы ни обратился за помощью, она обязательно сделает все зависящее, чтобы поддержать человека. Ее мама до последнего своего часа хотела вернуться на Пяндж, чтобы хоть одним глазом посмотреть на оставленный дом, сходить на могилы близких.
       Татьяна, говоря о своих жизненных принципах, напомнила мне восточную мудрость: «Не бойся врага: в худшем случае он может убить. Не бойся друга: в худшем случае он может предать. Бойся равнодушных: они молчаливо способствуют людскому горю».

Пуля – дура, она не спрашивает 
        Как любая девчушка, Таня наряжала кукол и играла «в дочки-матери», а как дочка военного, снаряжала себя в отцовский китель, примеряла его фуражку и кобуру. Со старшей сестрой бывала на ее дежурствах в больнице и, уже как сестра милосердия, делала уколы и перевязки, ухаживала за больными.  Закончила школу, медицинское училище и в 1981 году устроилась в группу медицинского усиления (ГМУ)   Душанбинского госпиталя №25/28.
        Свой первый полет в Афган она запомнила навсегда: вначале, пока летели близко к земле, не отпускало ощущение бешеной езды на гоночном автомобиле. В предгорьях показалось, что скалы вот-вот завалят набок вертолет, но машина с каким-то невероятным креном сделала разворот и, как с крутой горы, проваливалась в ущелье. 
       В иллюминаторе – скалы и группа прикрытия: пять вертолетов синхронно с бортом медиков выдерживают курс к точке, которую определили по дыму, взрывам, бушевавшему пламени. Сели на пятачке и к раненым. Хирург - к тяжелым, Татьяна - к парнишке: обезболивающий укол, обработка перекисью испещренного битым стеклом бойца, спирт, йод… Пинцетом извлекла из бойца горсть стекла, наложила швы. Еще один раненый, еще, еще.
         Борт выполнил задачу: вовремя прибыл, вовремя помог, вовремя доставил раненых в госпиталь. А дальше – операционная, где за дежурство спасали до двадцати солдат. Случалось, вроде пустяковая рана: вот она, пуля, торчит из плечевого сустава. Но пока сделали снимок, хирург разрезал ткань, а пуля пошла «гулять».  Новый снимок, и опять неудача. Лишь спустя шесть часов доктор ухватил ее пинцетом.
Помнит Таня двоих ребят с осколочными ранениями конечностей. У одного нога держалась лишь на коже… Обезболила, очистила раны, сделала противошоковые, поставила каждому шины, перетянула жгутами, на носилки  и в вертолет. ДорогА каждая минута: в запасе у медиков два часа: позже не миновать гангрены. Чтобы избежать ампутации, хирурги Малахов и Сафронов полсуток провели в операционных и буквально  по кусочкам собрали ноги. 
         «Знали, что летим за грузом 200. Знали, что в неравном бою погибли десантники. Знали, что до дембеля им оставалось всего-то несколько месяцев.  Но увидела бездыханные тела, залитые кровью лица, и разревелась. Все как на подбор ростом под два метра, русоволосые украинские хлопцы. Плакала, пока отмывала лица, искала именные медальоны. Жуткая картина: за дувалом дымится искореженная техника, горят скалы и мрачные санитары, несущие тела», - рассказывает Татьяна, и невольно вспоминаются слова политика: «Старики объявляют войну, а умирать идут молодые». 
        На вопрос о том, сколько вылетов сделано ею, Татьяна отвечает, что статистики не вела: «Самый тяжелый – первый, потом  были второй, третий и чувство страха притупилось. Переборола себя, потому что так надо, и у меня растут двое сыновей, которые также могут оказаться на войне, и им кто-то обязательно придет на помощь. Пуля – дура, она не спрашивает».

Хотят ли русские войны, спросите вы у тишины…
         С Татьяной Михайловной я знакома несколько лет и, узнав, что она была  у сына, попросила рассказать о беженцах. «Женька не больно разговорчив, - говорит Татьяна. – Присяга обязывает. Коротко сказал, что прорабатываются самые разные варианты развития событий и по каждому из них проводятся учения». 
         У Юлии Друниной есть такие строки: «Я родом не из детства – из войны. И потому, наверное, дороже, чем ты ценю я радость тишины…» Беженцы хотят той же тишины, что и знавшая о войне не понаслышке поэтесса. Жизни без разрывов снарядов, когда не слышно грозного звука военного самолета, из которого высыпаются железные яйца и уничтожают все на своем пути, когда не стреляют из «градов», минометов и автоматов, и на улицах не увидишь смерть и страдания.
          На соседней усадьбе без устали выпалывает сорняки незнакомая пожилая женщина. «Да отдохни же ты, мама», - попросил ее мужчина. Женщина бросила на него взгляд, кивнула, но так и не выпустила из рук тяпку. Мужчина обреченно махнул рукой и, увидев в моих глазах вопрос, ответил: «Беженцы мы, из Славянска. До последнего не хотели уезжать, особенно мать. Хоть и стрельба, и страшно за жизнь. Но когда в городе не стало воды, уговорил мать уехать. Вот и оказались здесь, у родственников. Условия хорошие, но душа разрывается, ведь жилье бросили, квартиру. Вот мать и забывается на грядках. Что делать дальше, не знаю. Последние месяцы нам с матерью не перечисляли пенсию через Приватбанк. А так хочется домой, в родную хату». 

Опаленные войной 
           Две женщины из Луганска. Убегали под обстрелами, с детьми на руках. Работы больше нет. Света нет. Медикаментов нет. Продуктов и так не хватает, а без работающих холодильников, что и добудешь, быстро портится. Гуманитарную помощь разбирают сразу: в магазинах – шаром покати, только хлеб, рассказывают они.
          Людмила с двумя сыновьями с большим трудом пересекла границу. Украинские пограничники долго не хотели выпускать. Пришлось сказать, что едут на пару недель в отпуск, а дома – нет ни воды, ни света: «Здесь живем, не слыша залпов орудий, не опасаясь за жизнь. Сейчас это для нас самое важное».
Двенадцатилетний мальчуган Максим рассудительно заявил: «Отец у меня – ополченец, старший брат тоже воюет, а мама им помогает. Я один приехал. Ничего, выдержу». У взрослых, которые слушали историю мальчишки, сжались сердца от жалости. Одна из слушавших его женщин не выдержала, пригласила Максима пожить в ее семье.
       «Не забыть тот ад, смерть близких и незнакомых людей. Когда бежали, готовы были на все, в лесополосе собирались жить, лишь бы не слышать взрывов. Мы и не мечтали о таком приеме: разместили всех, обеспечили питанием».
       Елена бежала с двумя дочерьми и внучкой. А муж остался в ополчении. Она переживает за него, особенно памятно то, как лежали на минном поле с ножом в руках. На вопрос: «Разве оружия не хватало?», услышала, что в крупных городах его было не в избытке, но достаточно, а в селах, деревнях мужья с голыми руками воевали. «Будь прокляты те политики-толстосумы, которые развязали эту войну».

Но не сломленные лишениями
         Беженцы понимают, что лагерь – это  временное, надо думать, как жить дальше. Многие осматриваются, но намерены остаться в России. Россияне восприняли боль соотечественников как собственную - помогают им, чем могут: несут продукты, одежду, бытовую химию. Приезжают предприниматели и предлагают не только помощь, пусть  временную, но работу: металл порезать, дрова поколоть. Ищут люди приложения сил и находят. Женщины выезжают на уборку овощей, работают в садах, в огородах. Мужчины устраиваются комбайнерами, водителями.
        «У меня муж и каменщик, и водитель, и сварщик, и автослесарь. Дом построил, который пришлось бросить, - рассказала Элина. – На Украине он работал на себя и семью, занимался ремонтом автомобилей. Так что и здесь не пропадем. У мужа родственники живут в Нижнем Новгороде. Уже созванивались, скорее всего, поедем к ним».
          Россияне миролюбивы, но на протяжении всей истории нашему народу пришлось воевать за свою независимость. Более 250 лет Русь платила дань Орде деньгами и кровью. Французские войска пытались покорить Россию и в 1812 году даже вошли в Москву. А сколько раз немецкие захватчики пытались поработить русский народ?
        То, что США хочет ослабить нашу страну, понятно. Ясно и то, что власти Украины продались американской администрации. «В голове не укладываются, - говорит Татьяна Апполонова, - что можно было подкупить детей тех ребят, которые в 80-х стояли на смерть в Кандагаре, и теперь они стреляют в своих же». 
       Репортажи по ТВ все смотрели с содроганием: как бы случайно залетающие на российскую территорию снаряды, конвейер  измученных, истощенных людей, пересекающих границу.
 Им помогают те, кто причастен к их судьбам по долгу службы: таможенники, сотрудники МЧС, специалисты миграционной службы, местные власти и жители. В приграничных городах и селах люди возмущены братоубийственной войной, развязанной националистами. Удивлены, как могло случиться, что в 21 веке Украина стала напоминать средневековое варварское государство, жестокое и безжалостное, вероломное и безнравственное.
       Да что тут удивляться, когда Нобелевскую премию мира дали человеку, который разжигает войны, который руками продажных людей убивает мирных жителей, разрушает заводы, школы, больницы... 

Татьяна Альмеева


 
Текст сообщения*
 
14.02.2020 14:59:00 Выбрали лучшего мужчину региона

Среди победителей два отрадненца

13.02.2020 18:07:00 «Без песни мы не можем»

Галина Михайловна Дмитриева и Нина Ивановна Карлова поют с детства, но судьба свела их вместе на школьном утреннике своих детей

08.02.2020 17:01:00 Порядок - изменить

Правозащитный центр «Единой России» предложил Минздраву и МВД изменить порядок медосвидетельствования водителей

05.02.2020 17:53:00 В престольный праздник «Отрады и утешения»

3 февраля епископ Отрадненский и Похвистневский Никифор совершил Божественную литургию в храме в честь иконы Божией Матери «ОТРАДА И УТЕШЕНИЕ»

03.02.2020 18:07:00 Городской парк культуры и отдыха закрыт для посещения

Убедительная просьба: не заходите на территорию парка, это обезопасит вашу жизнь